Donna le Kay
08.02.2017 в 20:48
Пишет nastyKAT:

Мой друг Рыцарь
Откопала тут зарисовку шестилетней давности соавторстве с Донной
Вот, выкладываю.

— Мия, пойдём... Пойдём, дочка, пора...
Я кивнула и осталась стоять под дождём. Потом развернулась и пошла за родителями, но по пути отстала. Никто даже не заметил...
Я вернулась к небольшой светлой статуе, забралась под выточенное из белого мрамора крыло. Дождь лил, не переставая, я тихонько вторила его плачу, сидя над могилой сестры.
Мы близняшки. Мия и Кира Нойсон. Мы всегда вместе. Если дела — то вместе, если проказы — то вместе, если отвечать — тоже исключительно вместе. Нам двенадцать лет. Мы ходим в школу и этим летом мы поехали в лагерь...
А теперь я одна. Киры нет, и уже не будет. В двенадцать лет я уже знала, что такое смерть...
— Ты тоже грустишь, когда дождь? — негромко спросили рядом.
— Я люблю дождь. Он плачет вместе со мной. И Кира любила.
— Она ушла, да?
— Да. Она ушла. А я осталась.
И это жгло сильнее всего. Она ушла, а я осталась. Мы всегда вместе. Но на эту грань Кира ступила одна — испуганная, одинокая, без верной сестры рядом...
— Я тоже… остался. Боялся уйти.
Я наконец подняла заплаканное лицо и посмотрела на собеседника.
— А... Там страшно?
— Как я могу ответить, страшно ли там, если я побоялся толкнуть закрытую дверь и переступить порог? — он развёл руками с беспомощным видом.
— Ну… Не знаю. А чего ты боишься?
Может, Кира тоже испугалась... И сейчас она где-то тут...
— А вдруг там ничего нет?
— Тогда ты об этом даже не узнаешь.
— Поэтому я и остался.
— Ты видел родных?
— Да. Нет. Может быть. Смотря что ты имеешь в виду.
— Ну, маму с папой. Ты их видел? Бывал у них?
— Я сирота. Не помню их.
— Как... страшно, — вздрогнула я, вдруг представив мир без мамы, без отца… без Киры. Боль потери снова сжала сердце, и я тихонько всхлипнула. Было холодно.
— Не плачь. Не стоит.
— Понимаешь, она там. Одна. Без родителей. Без меня. Я не знаю, что с ней, не могу помочь. Как не смогла тогда, на дороге… Я даже не могу быть рядом.
Я снова всхлипнула. Дождь смывал слезы с моего лица, оставляя только пустоту и боль.
— Хочешь, я пойду за ней и буду рядом? Она не будет одна. Только не плачь, пожалуйста.
Я опустила взгляд с такого холодного и равнодушного неба.
— Ты же боишься…
— Настоящие рыцари не должны бояться. Я хотел стать таким.
— Ее зовут Кира… Кира Нойсон. Она моя близняшка. Я буду рада знать, что ей там не одиноко.
— Я пошел. Прощай. Только, пожалуйста, иногда навещай и меня тоже. Безымянная могила номер шесть-пять-один.
— Спасибо... Прощай. Передавай ей привет, от Мии.

Прошло уже немало лет. Мне скоро тридцать, и у меня подрастают две дочки-близняшки. Анна и… Кира. А сегодня, в сырой, дождливый и ничем для многих непримечательный день я пришла на кладбище.
Букет восхитительных белых лилий лег к ногам маленького ангела из белого мрамора. Сегодняшняя дата на каменной плите и ослепительно-белые цветы… Я постояла над могилой, прошептала "Будь счастлива, сестренка, где бы ты ни была" и пошла дальше.
В руках у меня были розы. Тоже белые. Тяжелые бутоны легли на старательно расчищенный камень. Простая каменная плита, где неумелой детской рукой выцарапано «Мой друг Рыцарь»…

8.03.2011

URL записи

@темы: серьёзное, творчество